Главная / Наука / Десять видов, которые удивили мир в 2016 году
Речной хвостокол Potamotrygon rex.

Десять видов, которые удивили мир в 2016 году

Сколопендра-«амфибия», паук-шляпа, муравей-дракон, дьявольская орхидея и другие новые виды живых существ, сумевших удивить биологов в прошлом году.

Вот уже без малого десять лет – с 2008 года – эксперты Международного института исследования видов публикуют списки особо выдающихся животных и растений, описанных биологами за предыдущий год.

Каждый раз среди «новичков» оказываются существа чрезвычайно странные, удивительные, нелепые, чрезвычайно редкие, порой бывают и такие, которые заставляют биологов пересматривать те или иные научные концепции. Выход ежегодного топ-10 обычно приурочен к ко дню рождения Карла Линнея – выдающегося естествоиспытателя XVIII века, создавшего знаменитую таксономическую систему для классификации животных и растений.

Паук-шляпа почти не заметен на сухом сучке.

Про первый вид из новой десятки мы как-то уже рассказывали – это паук Eriovixia gryffindori, который похож на Распределяющую Шляпу из книг о Гарри Поттере. Видовое название пауку дали в честь Годрика Гриффиндора, которому когда-то принадлежала волшебная шляпа. Паук весьма невелик, его размеры всего 2 мм, живет в Индии, в лесах горного массива Западные Гаты. Скорее всего, такая форма тела защищает его от нежелательного внимания: если отвлечься от сказочных ассоциаций, мы увидим перед собой просто побуревший кусочек мертвого древесного листа. Паук, как пишут его первооткрыватели в Indian Journal of Arachnology, пока что известен только в одном экземпляре, и это самка.

Кузнечик-лист Eulophophyllum kirki.

Следующий номер – кузнечик Eulophophyllum kirki, найденный в Малайзии, на острове Борнео. Исследователи из Зоологического музея Александра Кенига в Бонне и лондонского Музея естественной истории, искавшие на Борнео змей и пауков, вдруг наткнулись на существо, очень похожее на лист – но не на сухой и мертвый, как в случае с пауком-шляпой, а на ярко-розовый и живой. Впрочем, ярко-розовой окраской у E. kirki обладают только самки, самцы у них обычного «кузнечикового» зеленого цвета.

Всеядная крыса Gracilimus radix с острова Сулавеси.

Разные группы животных изучены в разной степени, и если все уже давно привыкли, что львиная доля новых видов приходится на членистоногих (их, во-первых, очень и очень много, во-вторых, их не так просто искать и изучать), то от млекопитающих особых сюрпризов не ждешь.

Тем не менее, в нынешнем топ-10 есть один зверь – крыса Gracilimus radix с острова Сулавеси, описанная в одной из прошлогодних статей в Journal of Mammalogy. Примечательна она тем, что питается как растительной, так и животной пищей, хотя ближайшие ее родственники строго плотоядны. G. radix не одинока: в последние годы на Сулавеси нашли несколько новых эндемичных видов грызунов, обитающих только на этом острове.

Многоножка Illacme tobini.

От млекопитающих – обратно к членистоногим: четвертым номером в списке видов идет земляная многоножка Illacme tobini из национального парка «Секвойя» в Калифорнии. Тело многоножки около 20 мм, у нее нет глаз, зато очень много ног – целых 414. Впрочем, для многоножек это не так уж и много; рекорд же – 750 ног – принадлежит Illacme plenipes из того же рода Illacme, которая также живет в Калифорнии. Из других особенностей нового вида: у I. tobini нет ротового аппарата (что связано, вероятно, с тем, что питается многоножка исключительно жидкой пищей и измельчать ей ничего не надо), она умеет делать паутину и, кроме того, выделяет особое защитное вещество, природа которого пока что не вполне ясна.

Ныряющая сколопендра Scolopendra cataracta.

Многоножек в топ-10 нынче даже две, и вторая выглядит намного менее безобидной: это двадцатисантиметровая сколопендра Scolopendra cataracta, обитающая в Лаосе, Таиланде и Вьетнаме. Замечательна она тем, что в случае необходимости вбегает в воду и продолжает бежать по дну, как суше; отсюда и видовое название – cataracta, что на латыни означает «водопад».

Xenoturbella churro.

Раз уж мы погрузились под воду, то логично будет перейти к морскому существу Xenoturbella churro, обитающему на глубине свыше 1 700 м. Нашли его в Калифорнийском заливе исследователи из Калифорнийского университета в Сан-Диего, статья с описанием X. churro была опубликована в Nature.

По виду X. churro напоминает десятисантиметрового плоского червя; собственно, довольно долго представителей этой группы и считали плоскими червями. Однако они никакие не черви, а ксенотурбеллиды – чрезвычайно древние организмы, которые, вероятно, появились в те времена, когда на Земле только-только появились первые двусторонне-симметричные животные.

Речной хвостокол Potamotrygon rex.

Вообще реки, озера, моря и океаны регулярно поставляют новые виды из самых разных систематических групп. Вот и на сей раз в списке, кроме ксенотурбеллиды, есть речной скат-хвостокол Potamotrygon rex. Все речные хвостоколы живут только в пресных водоемах Юной Америки; что же до нового вида, то он – эндемик реки Токантинс, протекающей по территории Бразилии. P. rex не зря получил такое видовое имя, его действительно можно назвать королем речных хвостоколов – вес его достигает целых 20 кг. Кроме выдающихся размеров, скат может похвастаться и эффектной – королевской – расцветкой: его черная спина густо усеяна ярко-оранжевыми пятнами.

Муравей-дракон Pheidole drogon.

Вернемся на сушу. Здесь у нас остались три вида: одно животное и два растения. Муравья Pheidole drogon из Папуа – Новой Гвинеи назвали в честь Дрогона, одного из драконов, которые служат Дейенерис Таргариен в небезызвестной «Игре престолов». Драконовое имя муравей получил из-за устрашающего вида шипообразных выростов на теле, про которые сначала думали, что они нужны для защиты.

Однако потом с помощью компьютерной томографии удалось обнаружить, что шипы служат дополнительной опорой для мышц, и нужно это, видимо, для того, чтобы муравей мог дробить челюстями прочные семена – без дополнительных точек опоры для мышц на такую работу у него просто не хватило бы сил. С другой стороны, как говорится в статье в PLoS One, к некоторым шипам у P. drogon никакие мускулы не крепятся.

Разрезанные плоды паслена Solanum ossicruentum.

Австралийский паслен Solanum ossicruentum получил название благодаря особенности своих плодов: если разрезать ягоду S. ossicruentum, то ее мякоть из бледно-зеленой быстро становится кроваво-красной, и чем дальше, тем сходство с запекшейся кровью все сильнее, так что засохший фрукт становится похож на окровавленную кость (отсюда и видовое название: ossi – кости, cruentum – кровавые). На самом деле, S. ossicruentum известен уже около пятидесяти лет, просто до сих пор его ошибочно относили к другому виду паслена, S. dioicum.

«Дьявольская» орхидея Telipogon diabolicus.

Замыкает список дьявольская орхидея Telipogon diabolicus из южной Колумбии. Дьявольской ее назвали не из-за ядовитости и вообще не из-за чего-то подобного, а из-за характерного внешнего вида цветков. Женские и мужские репродуктивные органы орхидеи (т. е., грубо говоря, совокупность пестиков и тычинок) срастаются у нее в одно целое, образуя колонку, или гиностемий, и вот этот гиностемий удивительно похож на голову какого-то демона.

В заключение скажем, что с 2008 года, когда Международный институт исследования видов опубликовал первый топ-10, биологи открыли почти 200 000 новых видов (на прошлый год пришлось около 18 000). Рядом с такими цифрами всего лишь десятка «фантастических тварей» кажется совсем скромной, и возникает естественное подозрение, что «десять самых удивительных видов» – не более, чем медийный трюк, пиар и т. д.

Но если тут что и пиарят, то лишь само биоразнообразие, а как известно, большое биоразнообразие – залог устойчивости любых экосистем, в том числе и тех, которые включают в себя человека. И, возможно, как раз с помощью таких списков мы научимся чаще вспоминать о том, насколько удивителен мир вокруг нас и насколько мы зависим от его многообразия.

Источник

Загрузка...
   
        Загрузка...    
   

Посмотрите так же

Что делает одних из нас более верными партнерами, чем других

Многие люди, имеющие счастливые партнерские отношения, задаются вопросом, суждено ли их отношениям продлиться «до конца …